В последнее время проблеме использования вторсырья в Беларуси уделяется много внимания.

«Некоторый процент золота есть в каждой речке, но чтобы его извлечь, нужно потратить неимоверное количество денег. И вопрос, стоит ли этим заниматься, в макулатурном бизнесе поставлен во главу угла, — рассказывает Николай. — Частнику на этом рынке работать непросто. Это очень большой сегмент экономики, и до прошлого года за заготовку вторичных ресурсов отвечал концерн „Белресурсы“. Чтобы понять его масштабы, приведу следующий факт: только бумажные перерабатывающие предприятия Беларуси способны производить материала больше, чем Карелия, которая в Советском Союзе считалась самым лесным краем».

По мнению эксперта, частному бизнесу пока неуютно в сфере переработки вторсырья.

«Работать так, как работают госструктуры, ни один частник себе позволить не может, — утверждает предприниматель. — Это связано со спецификой самого процесса заготовки и переработки. Собрать макулатуру мало. Каждое предприятие работает на определенном виде сырья, и машины могут переработать отнюдь не любой вид макулатуры. Только основных сортов бумаги, насколько я знаю, тринадцать, и все они отличаются по цене: условно говоря, от $100 до $700 за тонну. Если нет хорошего оборудования, то придется перерабатывать дорогую и дешевую, гнилую и хорошую бумагу вместе, а на выходе получится усредненный вид продукции, невыгодный из-за больших затрат и значительных потерь».

В Беларуси действует механизм, по которому определенные структуры обязаны поставлять на госпредприятия энное количество вторсырья. Причем обязательства есть и у частников, которые от подобных разнарядок только терпят убытки.

«В прошлом году нам нужно было поставлять бумагу в Слоним. Причем объемы были огромные: приходилось отвозить туда все, что заготавливали. Получалась следующая картина: фирма тратила на закупку бумаги 1 млн, а завод покупал ее за 800 тыс. Как возместить хотя бы 200 тыс. разницы, не говоря уже о выручке? Вопрос риторический», — признает Николай.

Получается, если фирма будет строго выполнять все распоряжения облисполкомов и прочих госструктур, то существовать она будет недолго.

«Мы ищем заказчиков, которые готовы заплатить больше. Это белорусские предприятия из частного сектора, — делится секретами бизнесмен. — А еще я выживаю за счет штата, ужатого до безобразия, когда весь бизнес ведет практически один человек. Хотя в государственных организациях, мне кажется, тот же объем работы выполняют 10—15 человек».

Другой секрет выживания заключается в том, что в качестве главных поставщиков сырья следует привлекать организации.

«Мы вообще не работаем с физлицами. Это крайне невыгодно, — подчеркивает предприниматель. — Физические лица, как правило, это бомжи, сдают в приемный пункт минимум макулатуры. Сегодня люди меньше покупают и выписывают газет, реже читают бумажные книги, а дети не сдают свои тетради. При этом затраты на содержание пункта: зарплата сотрудников, аренда и прочее — огромные, и ложатся они непосредственно на предприятие. Возможно, именно поэтому сегодня в Минске осталось не так много стационарных точек. Специалисты все больше уходят в так называемую разъездную форму заготовки, когда сами приезжают к клиентам с весами и прочими необходимыми атрибутами. Зато по сравнению с советскими временами гораздо больше стало бытовой макулатуры: выросло потребление товаров, которые упакованы в тару, — но сортировкой данного вида мусора, к сожалению, никто никогда в Беларуси не занимался».

Цена килограмма макулатуры в зависимости от сорта колеблется от 300 до 1000 рублей. Значит, тонна вторсырья стоит минимум 300 млн. Перерабатывающий завод заплатит за эту тонну уже 800 млн. Таким образом, выручка составит 500 млн. Однако с учетом налогов, аренды, заработной платы сотрудников, покупки расходных материалов вроде проволоки и лент для связывания тюков прибыль не кажется такой привлекательной. Только транспортные расходы в данном случае составят 120 млн рублей: чтобы перевезти тонну макулатуры, понадобится 600 грузовиков. Для раскрутки такого бизнеса понадобится не менее 10 лет.

«Мы много считали и поняли, что короткая цепочка „макулатура — завод“ не приносит денег, — рассказывает Николай. — За счет внедрения некоторых дополнительных операций можно скрасить негативные моменты, но звено „населения — предприятие“ убыточно однозначно».