Публикации

Почему тяжело дается наука чистоты?

Прочитав эту статью, читатель, живущий в любом уголке Кубани, скажет: «Да это же о нас написано». И будет отчасти прав, поскольку проблемы уборки и утилизации мусора одинаковы для многих территорий и края нашего, и России в целом. Вот и на днях проблему эту вновь озвучил российский президент Владимир Путин на заседании Совета по стратегическому планированию, а затем и в послании Федеральному Собранию РФ. А потому давайте разберемся в ситуации и попробуем решать эти проблемы все вместе и каждый в отдельности.

Из истории вопроса

Сколько существует человек, столько существуют и мусор — производное его жизнедеятельности, и проблемы его утилизации. Причем проблемы эти обострялись и обостряются прямо пропорционально улучшению качества жизни индивидуума и общества в целом. Проще говоря, чем больше имеем, тем больше мусорим. А куда все это девать? Ясно куда, скажет обыватель, — на свалку. Так-то оно так, но как быть с таким фактом: суммарная площадь всех наших мусорных свалок составляет уже порядка четырех миллионов гектаров и сравнима сегодня с территорией средней европейской страны.

Это сколько же земли используется не по назначению! А ведь это еще и деньги, сваленные под ноги мусоровозами. Надо только наклониться и поднять их. Только вот кланяться мы, увы, не любим…

В разные времена «мусорную» проблему пытались решить по-разному. Не углубляясь в далекую историю, вспомним наше советское прошлое, когда пионерские отряды соревновались в сборе металлолома, а граждане часами стояли в очереди с авоськами макулатуры, чтобы получить в обмен томик Агаты Кристи или «Королевы Марго», по дворам разъезжали тряпичники, за копейки скупающие различное тряпье, а пенсионеры подрабатывали на сборе и сдаче стеклотары. В годы советской власти в некоторых регионах, в том числе и на Кубани, пытались даже организовать раздельный сбор отходов, выставляя в подъездах ведра с надписями: «Продукты», «Мусор», «Стекло». Потом, в перестроечные 90-е, на переработке вторсырья и прочих благих делах поставили крест. Стеклотару и макулатуру принимать перестали, и они пошли в мусор вместе с продуктовыми отходами, импортной пластиковой упаковкой, бутылками и полиэтиленовыми пакетами, так восхищавшими нас вначале, но ставшими вскоре настоящей бедой.

Все это и многое другое складировалось и продолжает складироваться на мусорных полигонах и стихийных свалках. За десятилетия там накопилось 100 миллиардов тонн (!) непереработанных отходов. И не случайно президент РФ Владимир Путин, выступая 25 ноября 2016 г. на заседании Совета по стратегическому планированию, заявил о необходимости улучшения экологической ситуации в стране. По его словам, в первую очередь нужно ликвидировать наиболее крупные мусорные свалки, «которые в прямом смысле слова отравляют людям жизнь».

Чтобы разобраться в проблемах, «которые отравляют жизнь», попытаемся пройти по этапам их возникновения и накопления. Разделим «мусорную» тему на три составляющие: уборку мусора в населенных пунктах, его утилизацию и перспективу промышленной переработки. Начнем с первой: как организован и осуществляется сбор бытовых отходов. И проследим это на примерах некоторых наших муниципальных образований.

Человек с ведром

— Вопрос вывоза и утилизации мусора назрел уже давно, — считает начальник управления жизнеобеспечения городского хозяйства Горячего Ключа Артур Марьин. — Причем по всему краю. И у нас он один из главных на планерках у главы муниципалитета. Уборкой мусора занимается Центральная ремонтная служба, в распоряжении которой экскаватор «Петушок» и старенький КамАЗ — это наше муниципальное имущество. Кроме этого, арендуем мусоровозы МАЗ и ГАЗ-53. Эта техника используется для транспортировки твердых коммунальных отходов (ТКО), которые население выносит в мусорные баки в ведрах и пакетах. Арендуем также два самосвала и погрузчик для вывоза крупногабаритного мусора (КГМ). В сельских округах уборку мусора производит индивидуальное предприятие «Мусихин», у которого свои техника и людские ресурсы. Жалоб на его работу нет.

Крупногабаритный мусор (старые диваны, столы, стулья, оконные рамы и прочее), как и спиленные ветви деревьев, должны вывозиться по заявкам граждан. Так, кстати, делается в большинстве районов края — я специально интересовался этим вопросом.

НАША СПРАВКА: Правила обращения с твердыми коммунальными отходами, а также форма типового договора на оказание услуг по обращению с твердыми коммунальными отходами содержатся в постановлении Правительства Российской Федерации от 12 ноября 2016 года № 1156 «Об обращении с твердыми коммунальными отходами и внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 25 августа 2008 года № 641». Правилами определен порядок сбора, транспортирования, обработки, утилизации, обезвреживания и захоронения твердых коммунальных отходов. (Прим. авт.)

Гражданин делает заявку о вывозе КГМ специализированному предприятию. Его ставят в график. Сумма к оплате рассчитывается в зависимости от объема вывозимого мусора и включается в квитанцию. Вместо этого все, кому не лень, сносят все, что не нужно, к мусорным бакам, загромождая таким образом контейнерные площадки. Бросают даже целые деревья, которые должны были бы по правилам распилить на мелкие фракции. Загружая в кузов нераспиленные деревья, мы возим практически воздух. К тому же КГМ вывозится раз в неделю, и все, что складируется здесь в незапланированные дни, лежит на контейнерной площадке оставшиеся шесть дней. Мы постоянно объясняем это населению через газеты, радио, телевидение, составили и разослали по почте «Памятки жильцам»…

(Из памятки жильцам: «…ЗА — ПРЕЩАЕТСЯ выносить к контейнерным площадкам для сбора твердых бытовых отходов крупный бытовой мусор: ветки деревьев, траву, ботву с огородов, листья, картонную тару, упаковочные материалы, строительный мусор, доски, шифер, металлопрофиль, стекло, кровати, кресла и диваны, бытовую технику. За вынос вышеперечисленного мусора ШТРАФ 3000 РУБЛЕЙ. Администрация муниципального образования город Горячий Ключ»)

И что же, каков эффект от всей этой разъяснительной работы? Практически нулевой. То ли читать люди разучились, то ли воспринимать прочитанное. 80 процентов опрошенных горячеключевцев признались, что вынимали памятки из почтовых ящиков, но не могут вспомнить их содержание. А 30 процентов удивились указанному в памятке штрафу в 3000 рублей. Они бы, наверное, еще больше удивились, будучи оштрафованными. Но никто их не штрафует, потому что процедура эта довольно обременительна для контролеров, которых к тому же просто не хватает. Ну, не поставишь же их у каждого из 487 мусорных контейнеров или хотя бы на каждой из 150 контейнерных площадок, чтобы поймать нарушителей за руку. Хотя… В муниципалитете вспоминают, что вроде бы был когда-то такой случай, когда на нарушителя составили протокол и выписали ему тысячу рублей штрафа и оплату мусоровоза. Однако не уверены, оплачен ли этот штраф.

Один из квартальных, очень просивший не называть его имени, рассказывал, что люди большей частью ночью стаскивают к контейнерным площадкам хозяйственные излишки. Пытался квартальный пристыдить нарушителей, грозил штрафами, но с тех — как с гуся вода. Как таскали свой хлам, так и тащат. Да еще и мусорят. «Сейчас следом за мусоровозом приезжают дворники, которые подметают контейнерную площадку, — поясняет квартальный. — Но не успеют они уехать, как кто-то вываливает мусор из ведра рядом с пустым контейнером. Этому просто нет объяснения. И что делать? Камеры слежения устанавливать? Наверное. И наказывать тех, кто мусорит, рублем, но рублем весомым».

Согласен с квартальным: человек с ведром — явление многоликое и не до конца изученное. А потому — непредсказуемое в своих действиях. Ему бы объяснить, пока он под стол пешком ходит, что такое «хорошо» и что такое «плохо», как природу беречь и Родину любить, да все недосуг. Родители копейку сбивают, учителя школьную программу штудируют. А там не говорится, когда, куда и как мусор выносить. Вот и растет потенциально ущербный человек с ведром.

О контейнерах

— А нельзя ли отказаться от этих злополучных контейнеров? — интересуюсь у Марьина. — Убрать их все — и дело с концом. На побережье вон от мусорных контейнеров отказались и мусором не засыпались. И в Апшеронске — тоже. Строго по графику проезжает по улице мусоровоз, и хозяева домовладений встречают его с заполненными мусорными пакетами. Дерево, как и диван или кухонный стол, в них не упакуешь и волей-неволей приходится заказывать отдельный грузовик. За отдельную плату, разумеется. И все с этим вроде бы согласны…

Артур Гурамович пояснил, что попытки перейти на такую форму сбора мусора в Горячем Ключе предпринимались.

— По просьбе жителей одного из микрорайонов мы убрали мусорные контейнеры с площадки, — рассказал Марьин. — Объяснили людям, что мусор необходимо выносить в полиэтиленовых пакетах к такому-то времени. Но они стали складировать пакеты и просто высыпать мусор на той же площадке. И очень скоро те же жильцы попросили нас вернуть контейнеры. Кстати, с этой проблемой столкнулись и власти Апшеронска. Они пять месяцев приучали жителей выносить мусор как положено, куда положено и когда положено. Работники администрации дежурили на площадках, штрафовали нарушителей. И только через полгода ситуация нормализовалась.

Да уж, тяжело дается наука чистоты!

— Ну а если без контейнеров никак, может, найти цивилизованные их варианты, — не отстаю от Марьина. — В Армавире, например, видел аккуратные пластиковые контейнеры с крышками и на колесах. И эстетично, и удобно. Не так ли?

— Согласен, — отвечает он. — Но это наше будущее, надеюсь. Во-первых, для нас это дорого. Пластиковый контейнер стоит порядка 30-35 тысяч рублей (для сравнения: наш металлический — в три раза дешевле). Умножьте на пятьсот — это уже свыше 15 миллионов. Во-вторых, транспорт к ним нужен специальный, так как пластиковые контейнеры приспособлены для задней загрузки мусороуборочной машины (наши металлические — для боковой загрузки). Значит, к 15 миллионам прибавьте еще восемь — стоимость машины. Это минусы. Все остальное — плюсы: пластик не ржавеет, его не надо красить. Контейнеры на колесах — их легко освобождать, подкатывая к машине. Система за-грузки автомобиля может спрессовать мусор до восьми раз (наша — до двух), значит, достаточно было бы двух рабочих поездок по Горячему Ключу, чтобы собрать весь мусор… Все это замечательно, но пока невыполнимо для нас.

От утилизации — к переработке

— Российские регионы к 2017 году должны принять законы об утилизации, сортировке и обращении с отходами и нести за это ответственность, — заявил экс-глава кремлевской администрации, специальный представитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов. По его словам, количество нелегальных свалок у нас в разы превышает количество сертифицированных полигонов. Он подчеркнул, что «в России до сих пор нет ни одного современного мусороперерабатывающего завода. Такой завод сжигает с нулевым выбросом в атмосферу 90-95 % отходов, а от тепла, которое генерируется при сжигании, вырабатывается электроэнергия. Например, Швеция не только отапливает весь Стокгольм своим собственным бытовым мусором, но уже начала импортировать мусор из других стран», — пояснил С. Иванов.

— Переработка отходов, максимальное использование исходного сырья — приоритетное направление государственной политики, — считает министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской. — Особенно в преддверии будущего, 2017 года, объявленного в нашей стране распоряжением правительства России Годом экологии. Глубоко убежден, что это станет поворотным событием в области обращения с отходами во всех регионах нашей страны. Минприроды России подготовило законодательную базу для введения раздельного сбора мусора — в частности, 89 ФЗ «Об отходах производства и потребления» утверждает порядок сбора ТКО, а также транспортировки и переработки отходов. Законом эти функции относятся к компетенции регионов России.

Сейчас регионы завершают подготовку территориальных схем, в соответствии с которыми будут утверждаться региональные программы и строиться новые мощности. Фактически мы дали старт формированию целой отрасли переработки отходов. В целом мы рассчитываем, что требования законодательства позволят создать современные предприятия, сформировать рыночные условия для активного введения раздельного сбора.

Однако всем нам — и представителям власти и бизнеса, и общественникам, и простым гражданам — следует помнить, что раздельный сбор отходов — это практика, которая не может быть внедрена в одночасье. Для этого потребуется время. Опыт других стран подтверждает этот вывод. Например, в одной из наиболее продвинутых стран с точки зрения технологий и практики переработки отходов — Германии — население привыкало к раздельному сбору отходов 20 лет, и даже сейчас этим правилам следует только 80% населения.

Очевидно, нам тоже придется пройти непростой путь. Но главное, что сегодня мы создали условия для формирования этой практики. Рассчитываем, что к 2020 году до 20% отходов будет проходить сортировку. Очевидно, предстоит проводить большую разъяснительную работу, это происходит уже сегодня в рамках экспериментов в Москве и северной столице». (http://izvestia. ru/news/)

Дополним рассказ министра и такими фактами: американцы, прежде чем выбросить мусор, сортируют его: часть раскладывают по разным контейнерам, часть сдают в приемные пункты, расположенные в самых доступных местах: на автозаправках, у супермаркетов и т. д. В Европе с этим еще проще: производители упаковки и магазины обязаны организовать ее обратный прием и переработку. В торговых центрах стоят автоматы для стеклянных и пластиковых бутылок, жестяных банок. Получив от автомата чек и предъявив его на кассе, можно хорошо сэкономить. В Дании стеклянная пивная бутылка используется до тридцати раз, в Швеции никто не выбросит в урну бутылку или банку ценой в крону.

А у нас? Что и говорить, нам, как и немцам, и даже в большей степени, чем им, поскольку значительно отстаем в культуре быта, предстоит долгий путь к пониманию того, что в контейнер для, скажем, макулатуры не может быть брошена стеклянная банка или железное ведро. Но идти по этому пути собственного воспитания и перевоспитания неизбежно, поскольку уже со следующего года, как сообщил Сергей Донской, регионы РФ начнут реализацию программ раздельного обращения твердых бытовых отходов.

Напомню: новый закон об обращении с отходами вступает в силу с 1 января 2017 года. В ходе подготовки к нему регионы должны разработать территориальные схемы обращения с отходами. Разработали ли? На календаре — середина декабря…

…где деньги лежат

В Белореченском районе решили было по опыту шведов построить завод, на котором из отходов будет вырабатываться электрическая энергия. И даже инвестора нашли в лице одной испанской фирмы. Испанцы подготовили проектную документацию, решили с банком вопросы финансирования проекта, нашли подрядную организацию, определили гаранта строительства, но… против России ввели экономические санкции, которые остановили проект. К тому же возникли дополнительные проблемы…

— И мы ведем переговоры с частными лицами, готовыми вложить средства в строительство в Горячем Ключе завода по переработке мусора, — обнадеживает Артур Марьин. — И уже есть определенные подвижки в этом плане, есть желающие сотрудничать с нами.

— Все это просто замечательно, — соглашаюсь я, — но как быть с горячеключевской свалкой, ведь решением суда она закрыта. Мусор тем не менее вывозится…

— Значит, незаконно. А что делать? Не мы одни в таком положении, в крае около 90 процентов неоформленных свалок. Вице-губернатор Юрий Гриценко на селекторном совещании всех предупредил: до Нового года получить разрешительные документы на эксплуатацию полигонов для мусора. Мы начали заниматься этим еще в начале года. Оформили землю под этот вид деятельности. Но для получения лицензии надо еще провести рекультивацию земель в соответствии с ГОСТами. Это дорогое мероприятие — порядка 50-80 миллионов рублей. Этих денег у нас нет и вряд ли будут. Значит, после Нового года свалка, скорее всего, будет закрыта. И теперь уже не только по суду, то есть де-юре, но и де-факто. Поэтому мы в срочном порядке оформляем разрешительные документы на перевозку мусора и ищем партнеров, имеющих лицензированные свалки, для заключения договоров. Самая ближайшая к нам — апшеронская свалка, но в краевой программе у нас стоит белореченский полигон. И окончательного решения пока нет…

Вот мы и подошли к третьей составляющей нашей темы — утилизации отходов. До окончания строительства заводов по переработке мусора (а окончание это предполагает, по логике, его начало, но… — смотри выше) мы так или иначе все время будем возвращаться к теме мусорных полигонов.

Мусорный Клондайк

— Иван Иванович, — обращаюсь я к главе муниципального образования Белореченский район Имгрунту, — примут ли белореченцы в январе 2017-го мусоровозы из Горячего Ключа?

— Сторонний мусор мы уже не принимаем, так как наша свалка переполнена, — отвечает глава муниципалитета. — В том числе из-за сочинского мусора. Когда мы принимали его в период Белой олимпиады, у нас были письменные гарантии Минприроды России и губернатора Кубани в том, что нам выделят денежные средства на рекультивацию полигона. Мы изготовили проект на рекультивацию, но не можем пройти ни экологическую, ни государственную экспертизу, пока действующая свалка не будет закрыта. А чтобы ее закрыть, нужно сдать в эксплуатацию новый полигон, куда бы мы возили свой мусор. То есть опять одно завязано на другом.

Планируя строительство нового полигона, мы были уверены, что это станет решением проблемы с мусором для всего нашего южного кластера: Сочи, Туапсе, Горячего Ключа и Апшеронска. Есть же и поручение президента Федеральному Собранию — перейти от мусоросжигания к переработке. Но как только приступаем к исполнению поручения президента, получаем одну проблему за другой. То строители палки в колеса вставляют, то контролирующие органы. С таким подходом, как сейчас, перерабатывающих заводов у нас не будет. А лицензировать в каждом районе свалку — денег не хватит, да и не по-хозяйски это.

Теперь еще одна новация: несмотря на то что в Краснодарском крае утверждена схема санитарной очистки территории, в Госдуме кто-то пролоббировал федеральный закон, на основании которого должен быть один региональный оператор по вывозу мусора, типа Крайжилкомресурса, который будет убирать мусор во всех районах. Думаю, это не очень верное решение, ведь уборка мусора включает целый комплекс работ. В муниципалитете есть ответственные: старший по улице, по двору, КСМы, ТОСы… Они помогают в организации процесса, информируют население и муниципалитеты, подсказывают, как удобнее для людей выполнить тот или иной маневр. Все вот здесь и должно вариться, — считает белореченский глава.

Что же это за новшество — региональный оператор и с чем его, как говорится, едят?

Троянский конь новаций

— Единый оператор? — включается в разговор директор Белореченского филиала АО «Крайжилкомресурс» Сергей Муратов. — Сейчас объясню. Сегодня существует такая схема: предприятия, которые собирают мусор и привозят его на свалку, являясь посредниками, заключают договор с источниками образования твердых коммунальных отходов на вывоз и размещение и со свалкой, куда везут мусор. В основном это частные фирмы. А в новом законе «Об обороте твердых коммунальных отходов» оговаривается создание единого регионального оператора области или края и разбивка по кластерам. У нас в крае предусматривается 11 таких кластеров. Мы попали в кластер побережья: Сочи, Туапсе, Белореченск, Горячий Ключ, Апшеронск. Единый оператор будет заключать договоры и с источниками образования ТКО — на вывоз, и с перевозчиками мусора, и со свалками (полигонами) — на размещение. Этого единого оператора будут определять региональные власти.

В нашем кластере подразумевалось, что Крайжилкомресурс за бюджетные средства построит белореченский полигон вместе с сортировкой и станет единым оператором. То есть будет заключать договоры с населением, предприятиями и перевозчиками мусора. Но все пока на стадии согласований. Поэтому вести разговор о том, что с 1 января с бухты-барахты все повезут на белореченский полигон мусор, сегодня прежде-временно. Надо прежде создать условия для этого. На старую свалку вести некуда, новая не достроена.

Поэтому необходимо строить комплекс по переработке мусора. Мы к этому давно уже готовы, но мешают пока различные препоны: то строителей — Спецстроймонтаж — не устроила предложенная нами на торгах сумма; то тяжба началась с Роскомнадзором, штрафующим нас за то, что возим мусор на свалку, хотя на нее есть лицензия, но вот не внесена в реестр. Но так можно всех штрафовать каждый день! Потом в крае шли процессы смены курирующих вице-губернаторов, и у нас в акционерном обществе люди менялись…

Поэтому сегодня есть большая надежда на окончание этого проекта. Правда, идут на поэтапное введение всего комплекса, поскольку он на две части разбит: полигон, где складирование идет, и сортировка. Чтоб не затягивать все это на долгие годы, принято решение в первую очередь достраивать и пускать полигон и во вторую очередь — сортировку.

В качестве эпилога

Вот на этой оптимистичной ноте и хотелось бы поставить точку в нашем исследовании «мусорной» темы, но слишком уж много многоточий осталось в рассматриваемых вопросах и принимаемых решениях. Куда, например, повезут мусор из Горячего Ключа после новогодних праздников? Как в будущем году будем выполнять решение правительства о раздельном сборе отходов, если предварительная работа в этом направлении практически не проводилась? А как вводимые новации отразятся на кошельке граждан? Ведь, как заявила в рамках «Правительственного часа» в Государственной Думе ФС РФ председатель Комитета по экологии и охране окружающей среды Ольга Тимофеева, отсутствие методических рекомендаций по формированию тарифа для населения по оплате услуг за вывоз мусора, а также сжатые сроки, в которые он должен быть утвержден регионами, создают риск того, что стоимость услуг для населения может в начале 2017 года резко возрасти.

И уж совсем запутало всех участников переходного процесса заявление работников Минприроды России о необходимости принятия на уровне Правительства РФ и министерства принципиального решения о необходимости отложения применения положений ФЗ «Об отходах производства и потребления» в части регулирования вопросов обращения с твердыми коммунальными отходами до 1 июля 2018 года, прозвучавшее 17 ноября 2016 года на заседании в Росприроднадзоре. Соответствующий проект федерального закона якобы подготовлен и будет направлен в Государственную Думу РФ в ближайшее время. Так ориентироваться на уже обнародованные правительственные новации или пока воздержаться?

Как видим, в решении рассматриваемых проблем больше вопросов, чем ответов. Поэтому давайте, уважаемые читатели и лица, ответственные за вывоз мусора и его утилизацию, договоримся продолжать начатый разговор до тех пор, пока не будут расставлены все точки над «i».

Николай ОЛИМПИАДИ,

член Союза журналистов РФ